© 2017 "TM-Studia Art Unity"

+7 (963) 712-11-25 (Moscow)    +7 (930) 283-09-69 (Nizhny Novgorod)

  • Facebook Clean
  • White Instagram Icon
  • White Vkontakte Icon
  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon
  • Black Vkontakte Icon
А. Агеева, И. Шандин «Правдивая хроника об истории жизни короля Лира и его трех дочерей»

… Помнишь, дорогая Марта, мы были вчера в гостях у Шекспира?
(к/ф «Барон Мюнхгаузен»)

Главное театральное событие этого сезона – несомненно, спектакль «Король Лир» Владимира Золотаря в Нижегородском ТЮЗе. Одновременно с премьерой в ТЮЗе проходит арт-проект объединения художников ТМ-Студия – «Палитра мелодий

на струнах чудесного», и возникают удивительные пересечения между этими событиями.

Диалог с Шекспиром для современного режиссёра – всегда вызов. Постановка Золотаря – ещё один взгляд, ещё один угол зрения, ещё одна рамка для картины великого драматурга. Или, если говорить на языке музыки, мы услышали Шекспира в исполнении Золотаря. Тексты Шекспира – это притчи: с одной стороны, они вне времени, а с другой стороны, всегда своевременны, пока жив человек, поскольку рассказывают о человеке и о непростых отношениях человека со всем, что его окружает. Эта вневременность и современность даёт свободу для интерпретаций, в то же время, эта свобода очень опасна для того, кто этот материал пытается оживить, что-то из этого материала сшить.

Например, неоднозначность истории Короля Лира в том, что стоит чуть-чуть сместить акценты, и мы видим, как вздорный отец, уставший от забот о королевстве, мешает взрослым дочерям жить, а младшая тщательно спланировала своё изгнание, вышла замуж за французского короля и почти сумела захватить всё королевство. Можно свести этот сюжет к банальной семейной драме, можно вспомнить чеховских трёх сестёр, а можно задать истории масштаб мифа. Пьесы Шекспира позволяют режиссёру играть – лишать действие признаков времени или вписывать его во вполне узнаваемые современные обстоятельства. Это возможно потому, что в этих пьесах присутствует то, что было названо гораздо позже того, как они, пьесы, были написаны – это архетипы. Мы встречаемся в пьесе с архетипической темой трёх сестёр, с темой двух братьев, короля и его детей, слепого и сумасшедшего. Спектакль и начинается почти как сказка, вернее, сказание: «Жил-был в одном королевстве король с тремя дочерьми…» Деревья с золотыми яблоками сразу отсылают зрителя туда – к райским временам, к золотому веку. И потом все яблоки укатятся в зиящую пропасть, куда ещё много чего будет падать.

Судя по всему, Золотарь очень тонко чувствует эту символику и её обыгрывает. Поэтому, кроме актёров и действующих лиц, текстами в спектакле являются ещё и декорации. В самом начале на сцене появляются декорации уютного дворянского быта, но пол уже сильно накренён. Интеллигентные люди из высшего света пьют чай, а где-то там за окнами уже начали рубить вишневый сад… И очень скоро пол будет накреняться всё больше и больше, и вся эта благородная плетёная мебель, вся эта усадебная культура, будет сметена и на сцене не останется ни одного предмета, напоминающего о ней. В финале сцена полностью обнажится, до чёрной пустоты. Обнажается суть, основа, и в мире, выстроенном Королём Лиром, эта суть чудовищна и бесчеловечна – действительно, чем ближе к финалу, тем меньше человеческого в действиях персонажей. Постепенно, с нагнетением атмосферы, с закручиванием урагана, будут облетать, осыпаться внешние атрибуты привычного комфортного мира: пустые слова, красивая мебель, светлые костюмы. И декораций больше нет, и чёрная хищная пустота сцены, и живая музыка над мёртвыми. В чёрную бездну, куда в самом начале упало игрушечное королевство (торт, рзделенный на три части), летит уже настоящий мир Короля Лира. Художников ТМ-Студии тоже очень сильно волнует тема символов, многие работы по сути являются живописными притчами – историями, рассказанными на языке линий и цветовых соотношений. На выставке есть картина «Три сестры», есть свой «перевёрнутый мир», возникают неожиданные переклички со спектаклем. Одним из самых сильных режиссёрских решений стал вплетённый в ткань сюжета камерный оркестр «Солисты Нижнего Новгорода», делающий музыку ещё одним живым действующим лицом. Если в начале персонажи отделены от стихии, их мир пока светел, как будто устойчив, во втором действии нет больше границы между мызыкантами и актёрами, постепенно на сцене собирается полный оркестр, и напряжение в атмосфере становится видным, звучащим, набирающим силу. И на «Палитре мелодий на струнах чудесного» играют «Солисты Нижнего Новгорода» – концерт, вписанный в декорации выставки. Это тоже общая тема для художников и режиссёра – поиск возможности соединения искусств: картины иначе воспринимаются под звуки музыки, выставка становится своеобразной «рамкой» для выступления музыкантов, дающей новое звучание.

Ещё одна важная смысловая составляющая спектакля, тщательно разработанная режиссёром – это тема костюма. Костюм – это тоже говорящая часть сюжета: с одной стороны, костюмы как бы вне времени, с другой стороны, каждый из этих костюмов является символом той или иной эпохи, тех или иных событий. Символом чего являются люди, затянутые в черную кожу, может быть, не стоит забывать. Сценический Лир, в прекрасном белом костюме, отдаёт свою власть в полной уверенности, что он сохраняет костюм короля и отношение к нему никоим образом не изменится. Но выясняется, что вместе с властью он постепенно теряет и свой костюм. И король приходит в себя только во время бури, когда оказывается в костюме шута. Здесь стоит отметить ещё одну тему - перекличка судьбы двух отцов, двух правителей – Короля Лира и графа Глостера. Оба персонажа, находясь во власти, являются слепыми. И парадокс в том, что они прозревают только тогда, когда лишаются и фактических атрибутов власти и по-настоящему слепнут: Глостер физически, а Король Лир сходит с ума, т.е. слепнет рассудок. Только тогда им начинает открываться смысл происходящего, а не только его видимая часть.

История Лира, в видении Золотаря, многослойна, и ещё одна ключевая тема спектакля, его сердцевина – это тема распада, распада дома, мира, человека. Когда человек, стоящий в центре этого мира, держащий его, делает вольный или невольный шаг в сторону, мир буквально распадается на куски. И с этой высоты все действующие лица и исполнители – просто фрагменты распадающегося сознания Короля Лира, их просто не существует. И вся история Короля становится внутренней личной историей каждого человека, действие становиться гораздо ближе к нам во времени и пространстве, чем мы могли ожидать – оно переносится во внутренний мир каждого зрителя, и мы получаем возможность увидеть в себе и слепого, и сумасшедшего, и уверенного в себе короля, опирающегося на зыбкую почву.

Человек делает шаг из центра циклона, и буря его уносит, как щепку, но сквозь эту страшную бурю, которая, кажется, всё сметает на своём пути, робко-робко начинают проступать вечные смыслы и ценности, которые практически не видны за прочным и сиюминутным, таким надёжным нашим миром. Ценности, которые звучат с тем, что сейчас иронично называется словом пафос, – дружба, верность, любовь. В финале Король вместе с любящими и любимыми дочерьми уносится в свой несуществующий больше по эту сторону жизни яблочный рай. А мы остаёмся наедине с вечными вопросами и своей повседневной жизнью.

Те же вечные вопросы интересуют и художников ТМ-Студии, и выходя в фойе, зритель продолжает своё путешествие в пространстве смыслов, движение в том же ритме, который задаёт атмосфера спектакля. Темы, которые трогают художников, Золотаря и Шекспира, перекликаются, это явно слышно, и создают для зрителя тот самый полилог – напряжённое поле общения.

И, возвращаясь к началу, благодаря Золотарю мы были в гостях у Шекспира, и нам было о чём поговорить, за это ему отдельное спасибо.